Ixzi.ru

Ставка на вакцины – Ведомости&

Немного о составе вакцин

Любая вакцина есть сверхсложная химико-биологическая система, точного состава которой не знают даже сами производители.

Вот лишь некоторые компоненты вакцин

  • остатки клеток органов животных (например, почек хомяков и обезьян);
  • клетки абортированных плодов человека (используются при выращивании вакцин от краснухи, ветряной оспы и гепатита А);
  • клетки перевиваемых раковых линий, трансгенные дрожжевые клетки, куриный белок (как и все чужеродные белки, сильнейший аллерген);
  • сыворотка крови собак, обезьян, овец, свиней, коров (отсюда само слово «вакцина» от лат. «vacca» – «корова»);
  • гидролизованный желатин, сильнодействующие антибиотики (амфотерицин Б, неомицин);
  • сквален (канцерогенное вещество из акульего жира).

А еще в вакцины в качестве инактиваторов, дезинфектантов, консервантов, сорбентов и адъювантов добавляют множество синтетических химикатов

  • формальдегид (нейротоксический и канцерогенный яд, который годится только для бальзамирования трупов);
  • фенол, или карболовая кислота (которой в больницах обрабатывают унитазы и дверные ручки);
  • этилированная ртуть, или мертиолят – супертоксикант высшего класса опасности (для сведения: в этот класс входят боевые отравляющие вещества и сельскохозяйственные пестициды);
  • 6-феноксиэтанол (антифриз, сильнейший клеточный яд);
  • гидроксид или фосфат алюминия (резко усиливающие токсическое действие ртути);
  • смазочно-охлаждающая эмульсия;
  • синтетические красители;
  • детергенты (твин-80 и др.);
  • органические растворители;
  • боракс (которым раньше тараканов травили);
  • глицерол;
  • сульфитные и фосфатные буферные составляющие;
  • полисорбат 80/20;
  • β-пропиолактон и др.

Кроме того, вакцины всегда загрязнены посторонними микроорганизмами

  • ракообразующий обезьяний вирус SV-40;
  • пенистый обезьяний вирус;
  • цитомегаловирус (ЦМВ);
  • вирус птичьего рака;
  • вирус куриного лейкоза;
  • пестивирус;
  • цыплячьи и бычьи вирусы;
  • мутировавшие и потому еще более опасные вирусы уток, собак и кроликов;
  • нанобактерии;
  • микоплазмы;
  • и даже простейшие одноклеточные – в частности, акантамеба (другое название – «амеба, пожирающая мозг»).

Укажем лишь некоторые, наиболее важные, механизмы поражающего действия вакцин

  • вакцины – это многокомпонентные смеси, содержащие в себе токсичные металлы (ртуть, алюминий) и другие ядохимикаты, которые являются сильнейшими иммуносупрессантами, особенно сильно угнетающими главное, клеточное звено иммунитета, в основе которого лежит деятельность Т-лимфоцитов. Тем самым вакцины не “укрепляют” иммунитет (как талдычат невежественные участковые педиатры), а ПОДАВЛЯЮТ его, вызывая состояние хронического приобретенного иммунодефицита;
  • вакцины содержат фрагменты тканей и клеток животных, биохимические компоненты которых приводят к сенсибилизации и антигенному подавлению иммунной системы. В частности, они перегружают лимфоузлы и другие органы иммунитета опасными для организма высокоаллергенными чужеродными белками;
  • вакцины содержат потенциально опасный генный материал (ДНК бактерий, микоплазм, вирусов, а также клеток животных, клеток абортированных человеческих эмбрионов, генно-модифицированных дрожжевых клеток и т.д.), который способен встраиваться в геном клеток человека, вызывая мутации, приводящие к непрогнозируемым последствиям – вплоть до формирования злокачественных опухолей, врожденных аномалий развития и наследственных болезней;
  • вакцины резко угнетают функциональную активность полиморфноядерных лейкоцитов и снижают их способность к хемотаксису и бактериотаксису, что делает эти клетки неспособными выполнять возложенную на них важнейшую роль внутренней неспецифической защиты организма от патогенных бактерий и вирусов;
  • вакцины снижают содержание в организме многих витаминов (особенно А и С), гормонов, ферментов и других жизненно важных биогенных соединений, участвующих в биохимических реакциях и укрепляющих естественный иммунитет человека;
  • вакцины обладают высоким уровнем нейротоксичности и нарушают скорость проведения нервных импульсов от центров головного мозга к периферическим органам и тканям.

Хотелось бы напомнить: биологическая смесь из продуктов клеточного распада, живых и убитых микробов и отходов их метаболизма в медицине называется ГНОЕМ. Отсюда вывод: в прививочных кабинетах наши дети – якобы из благих побуждений – регулярно получают «плановые» инъекции гноя и ядохимикатов.

Перечислять потенциально опасные факторы и механизмы разрушительного действия вакцин можно еще очень долго. Но есть еще один фактор, о котором фанатики прививок принципиально умалчивают. Это – способ введения вакцин. Почти все они вводятся парентеральным путем (т.е. минуя желудочно-кишечный тракт), а значит, в обход защитных тканевых защитных барьеров организма. Тем самым убойный прививочный “коктейль” из живых микробных агентов, чужеродных белков, ДНК и химических ядов сразу попадает прямо в кровь. Такой удар выдержит далеко не всякий организм. Тем более это опасно для младенческого организма, функциональные системы которого еще только находятся в стадии формирования.

Есть над чем задуматься каждому ответственному родителю…

Выводы

  1. вакцины – это не “средства профилактики инфекционных болезней” и, тем более, не “лекарственные препараты”, как лукаво утверждается представителями официальной медицины; на самом деле вакцины – это особая разновидность химико-биологического оружия массового уничтожения;
  2. опасность вакцинации намного превосходит гипотетическую опасность тех инфекционных болезней, от которых вакцинация якобы призвана “предохранять”;
  3. программы массовой вакцинации являются преступлением против человечества.

Документы для отказывающихся от прививок

Когда родители приходят в детскую поликлинику подписывать медицинскую карту для детсада или школы, то нередко сталкиваются с попытками шантажа со стороны медработников: мол, Ваш ребенок сам заболеет, других детей заразит и т. д. Карты отказываются подписывать в поликлинике, в детский сад отказываются брать, пугая неким приказом №109 и прочими ведомственными документами, по которым, дети (в обход федерального закона) якобы обязаны быть привиты. Во избежание роковых ошибок и излишней нервотрепки необходимо предусмотреть все заранее.

Образцы документов с помощью которых можно отказаться от прививок в школе, детском саду или любой другой общественной организации: https://medalternativa.info/doc/doc-ot-privivok/

Материалы в тему

Внимание! Предоставленная информация не является официально признанным методом лечения и несёт общеобразовательный и ознакомительный характер. Мнения, выраженные здесь, могут не совпадать с точкой зрения авторов или сотрудников МедАльтернатива.инфо. Данная информация не может подменить собой советы и назначение врачей. Авторы МедАльтернатива.инфо не отвечают за возможные негативные последствия употребления каких-либо препаратов или применения процедур, описанных в статье/видео. Вопрос о возможности применения описанных средств или методов к своим индивидуальным проблемам читатели/зрители должны решить сами после консультации с лечащим врачом.

Главный поставщик вакцин “шантажирует” Минздрав

Фото: © РИА Новости/ Игорь Зарембо

Компания “Нацимбио” (“дочка” госкорпорации “Ростех”) с 2015 года определена единственным поставщиком большинства вакцин в России. Теперь компания просит Минздрав не ужесточать контроль за их производством — иначе вакцин будет производиться меньше. Такое обращение в ведомство направила генеральный директор “Нацимбио” Марьям Хубиева (копия есть у Лайфа).

Дело в том, что Минздрав разработал законопроект, который должен сделать более эффективным контроль качества лекарственных препаратов. Согласно этому законопроекту, будет проводиться ” посерийный государственный контроль” за выпуском вакцин. А сейчас, как пишет в своём письме Марьям Хубиева, проводится “независимая экспертиза качества отдельных серий”.

Минздрав в пояснительной записке к законопроекту ссылается на рекомендации ВОЗ.

Как пишет Марьям Хубиева, посерийный контроль — это очень долго и дорого. Например, чтобы проверить одну серию вакцины “Совигрипп”, требуется 21 день. При этом период производства вакцин ограничен — с марта (после того как ВОЗ объявит актуальные штаммы гриппа) и до сентября (начало прививочной кампании). И поэтому производители могут не успеть поставить вакцины в срок, то есть россиянам их не хватит.

“Таким образом, при введении посерийного контроля . сократится производственный период, снизятся объёмы выпускаемой продукции, что, в свою очередь, негативно скажется на возможности обеспечения государственного заказа отечественной вакциной. ” — говорится в письме Хубиевой.

Фото: © РИА Новости/ Александр Кондратюк

Кроме того, снизится рентабельность производства, ведь затраты на экспертизу качества (её проводят специальные государственные лаборатории) всегда оплачивает производитель. То есть платить нужно будет теперь чаще. При этом у производителя нет возможность повысить цену: во-первых, цены на вакцины “регулируются государством и не подлежат существенному росту”, во-вторых, продаются вакцины тоже в основном государству через госзакупки.

Марьям Хубиева жалуется на то, что и в настоящее время многие вакцины приходится продавать ниже себестоимости. Например, сейчас (когда контроль серий проводится выборочно) себестоимость дозы вакцины от кори и паротита — 80,6 руб. Если будет посерийный контроль, себестоимость вакцины возрастёт до 84,4 руб. А продавать препарат нужно по цене не выше 80,3 руб.

“ФГУП НПО “Микроген” Минздрава России (как сообщалось, “Нацимбио” были переданы акции этого предприятия. — Прим. Лайфа ) в течение трёх последних лет осуществляет поставки 9 лекарственных препаратов. по ценам ниже себестоимости. а при принятии положений, указанных в проекте, ситуация ухудшится”, — говорится в письме.

И главный вывод в письме Хубиевой: “Подобные меры на данном этапе развития и становления иммунобиологической отрасли не будут способствовать её развитию, экономически нецелесообразны и противоречат принципам программ по поддержке отечественного производителя, особенно в плане задач импортозамещений”.

Читать еще:  Операция на сердце при инфаркте миокарда

Производство вакцин под угрозой

“Нацимбио” — единственный поставщик вакцин в рамках Национального календаря профилактических прививок ( туда входят в том числе вакцины от кори, краснухи, туберкулёза, вирусного гепатита В). Компания сначала закупает вакцины у производителей, а потом перепродаёт их через госзакупки (при этом ей, как говорилось, передали производителя вакцин “Микроген”, а также производителя вакцин “Форт”).

Лайф составил рейтинг поставщиков вакцин, проанализировав информацию с портала госзакупок (период с сентября 2015 года по сентябрь 2016 года), и “Нацимбио” оказалась на втором месте.

Как ранее Лайфу рассказывал генеральный директор Российской ассоциации фармацевтических производителей Виктор Дмитриев, производство вакцин в России сейчас вообще находится под угрозой. По его словам, Минздрав и другие государственные закупщики проводят аукционы по слишком низким ценам — и производители вынуждены соглашаться, потому что у них нет выбора, вакцины ведь не продашь в розницу.

Поставщики вакцин подтвердили: производство убыточно. К примеру, в компании “Петровакс” Лайфу сказали:

— Компании-производители не могут выпускать качественную продукцию в убыток, не говоря уже о разработке вакцин нового поколения. Поэтому для всех производителей возникает вопрос о возможности производства вакцин по современным стандартам качества при существующей закупочной ценовой политике государства, в случае отдельных предприятий (где производится одно- два наименования) — это вопрос выживания.

По словам Виктора Дмитриева, выживаемость предприятий зависит от того, кому они принадлежат и что ещё они производят.

— Если говорить о “Микрогене” и “Форте” (предприятия “Нацимбио”. — Прим. Лайфа) — это государственные, по сути, учреждения, и государство найдёт способы, как их поддержать, — сказал Виктор Дмитриев. — А если говорить о коммерческих структурах, они должны либо свои убытки компенсировать за счёт других продуктов, либо отказываться от производства. Сейчас точка невозврата ещё не пройдена. Мы говорим о том, что надо в эту ситуацию вмешаться и сделать производство вакцин рентабельным, потому что вакцины — это биобезопасность страны. К чему приводит убыточное производство, мы видим на примере препаратов низкого ценового сегмента, цены на которые тоже регулирует государство.

Фото: © РИА Новости/Игорь Зарембо

Об этом же говорят и финансовые показатели компаний. “Нацимбио” — огромный холдинг, который поставляет в рамках госконтрактов множество препаратов и медизделий, ему есть на чём заработать, кроме вакцин. “Петровакс” тоже выпускает в том числе лекарства для лечения туберкулёза и иммуномодуляторы, косметические средства. Эти компании в плюсе.

А вот НПО “Микроген” терпит убытки.

Плохие вакцины — угроза безопасности страны

— Контроль, безусловно, необходим. Вакцины — это серьёзная вещь, — считает Николай Контаров, ведущий научный сотрудник НИИ вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова . — Некоторые вакцины, например, должны быть тщательно очищены от белка, потому что у кого-то может быть аллергическая реакция на белок вплоть до анафилактического шока. Значит, должна быть тщательная проверка очистки, и в каждой серии.

По словам Контарова, в России примерно 80% субстанций для вакцин импортные. Они закупаются в Китае и в Индии и могут быть достаточно плохого качества, из-за этого они дешевле. По его мнению, это угроза национальной безопасности страны, что также говорит о необходимости контроля.

Однако, по мнению Ларисы Попович, ужесточение контроля сейчас будет лишним.

— Если на предприятии соблюдаются стандарты GMP ( Good Manufacturing Practice, “Надлежащая производственная практика”), если производитель готов нести ответственность, то таких мер вполне достаточно, — пояснила она. — Чисто физически проверять каждую партию очень сложно. Создаются дополнительные проблемы. Это очередное выражение недоверия к существующим стандартам. Контроль, безусловно, нужен, но не надо доводить до абсурда.

Россия переходит на отечественные вакцины

Политика импортозамещения гарантирует РФ лекарственную независимость в сфере иммунобиологии

В 2009 году приказом Министерства промышленности и торговли России была утверждена Стратегия развития фармацевтической промышленности до 2020 года, нацеленная на уход от импортозависимости за счет увеличения доли инновационных фармацевтических производств в стране. На момент принятия программы доля вакцин иностранных производителей в России составляла 73,5% при средней розничной цене за упаковку 13,5 долл. (цена дозы — от 0,05 долл. до 3,3 долл.), к сегодняшнему дню ситуацию удалось существенно изменить. Например, РФ без проблем способна обеспечить себя вакцинами от гриппа, в целом же объем фармацевтического рынка в России в 2016 году, по данным Союза ассоциаций и предприятий медицинской промышленности «Росмедпром», существенно вырос и составил 1,3 трлн руб. по сравнению с 260 млн руб. в 2009 году.

За пять лет государство вложило в реализацию федеральной программы «Фарма-2020» около 50 млрд руб. Под управлением крупнейшей российской промышленной корпорации «Ростех» был создан холдинг «Нацимбио», формирующий структуру опорных игроков, полностью покрывающих локальные потребности, давая ежегодный рост рынка на 5–8%. Российская вакцина начала экспортироваться в 60 стран мира. Иностранные предприятия также участвуют в развитии российского рынка: только с 2013 года открыта 21 фармацевтическая производственная площадка, из которых восемь построено иностранными фармпредприятиями. По словам министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова, это говорит о высокой стабильности российского рынка лекарственных средств и о том, что иностранные партнеры выстраивают стратегию развития на российском рынке.

Регулирование позволило избежать ложного импортозамещения

Запуск программы спровоцировал ложную локализацию фармакологических компаний-поставщиков вакцин. Так, уже в 2014 году подавляющее большинство обязательных вакцин в России начали обозначаться как отечественные, хотя на территории страны производилась только их упаковка. Реальная локализация производства вакцин занимает минимум 5–7 лет и требует значительных инвестиций. Кроме того, для соблюдения биологической безопасности многие вакцины производятся на единственном в мире предприятии. В результате формальной локализации 65% российского рынка вакцин состояло из иностранных ингредиентов.

В ответ на действия рынка Минпромторгом России были определены критерии отнесения продукции фармацевтической и медицинской промышленности к продукции, произведенной в Российской Федерации (одобрено постановлением правительства РФ от 17 июля 2015 г. № 719). Эти критерии регулярно пересматриваются в соответствии с растущими возможностями отечественных компаний. Так, с 1 января 2017 года произведенными в России лекарственными препаратами считаются только зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с российским законодательством лекарственные препараты, в отношении которых на территории стран ЕАЭС осуществляются технологические операции, соответствующие совокупности стадий технологического процесса производства готовой лекарственной формы, упаковки и выпускающего контроля качества.

Консолидация отрасли внутри крупнейшей промышленной корпорации

Основным заказчиком вакцин в России является государство, закупающее их для вакцинации согласно Национальному календарю, который утверждается приказом Минздрава России и определяет сроки и типы вакцинаций, проводимых бесплатно и в массовом порядке в соответствии с программой обязательного медицинского страхования (ОМС). В связи с этим отрасль требовала от государства не только нормативного регулирования, но и упорядочивания данного рынка. Еще одним фактором, повлиявшим на высокий уровень госучастия в формировании рынка вакцин в России, стала необходимость эффективного расходования средств по программе «Фарма-2020» и контроля их расходования.

В марте 2014 года Минздрав России заключил соглашение о сотрудничестве в этой области с госкорпорацией «Ростех», которая, как уже было сказано выше, создала холдинг «Национальная иммунобиологическая компания» («Нацимбио»).

«Нацимбио» назначили единственным поставщиком вакцин для Национального календаря длятого, чтобы сформировать систему научного и производственного взаимодействия компаний всех форм собственности и различной ведомственной принадлежности, обеспечивающего лекарственную независимость в сфере иммунобиологии.

Новый холдинг объединил три крупнейших российских фармакалогических предприятия: НПО «Микроген», ОАО «Синтез» и ООО «ФОРТ».

Среди целей «Нацимбио» — уже к 2020 году реализовать полное импортозамещение вакцин для Национального календаря. К этому же времени холдинг планирует выпускать до 100% противотуберкулезных препаратов, а также более 20% препаратов против ВИЧ и гепатитов B и С.

За три года работы «Нацимбио» в составе Ростеха нарастил свой продуктовый портфель, который сегодня составляет более 300 лекарственных препаратов:

· 22 вакцины для профилактики инфекционных заболеваний

· 35 антибиотиков, включая туберкулезные

· 9 лекарственных препаратов, полученных из плазмы крови человека и животных

· более 215 прочих лекарственных препаратов

· 17 лекарственных препаратов проходят клинические испытания

В 2017 году «Нацимбио» увеличила поставки вакцин для профилактики гриппа на 20%, обеспечивая беспрецедентный для страны охват населения вакцинацией против гриппа — более 45% (В прошлом году вакцинацию прошли 38,3% населения страны. Во многих развитых странах показатель вакцинации против гриппа — около 75%). В «Нацимбио» подтвердили, что впервые за всё время вакцинопрофилактики гриппа в нашей стране 100% закупленной вакцины было произведено в России. На всех стадиях технологического процесса использовалось только отечественное сырье. «Нет смысла закупать импортные препараты. Не только из-за программы импортозамещения, но и потому что ни одна страна не может сравниться с Россией по производству вакцин против гриппа. У нас в стране их переизбыток, мы можем обеспечить ими не только россиян, но и другие страны», — поясняет специалист компании. При этом отечественные препараты абсолютно безопасны, поскольку не содержат вирус, а только его белок.

Читать еще:  Острый инфаркт миокарда передней стенки левого желудочка

Промежуточные результаты программы импортозамещения на рынке вакцин

По данным Минздрава РФ

Объем фармацевтического рынка в России в 2016 году, по данным Союза ассоциаций и предприятий медицинской промышленности «Росмедпром», составил 1,3 трлн руб. по сравнению с 260 млн руб. в 2009 году. Ежегодный прирост ожидается на уровне 5–8%.

Импортозамещение с огромными перспективами

Преодоление зависимости от импорта в фарминдустрии и собственное производство современных высокоэффективных препаратов, особенно для предупреждения жизнеугрожающих инфекционных заболеваний, является основой национальной безопасности, отмечают эксперты. Однако законодательные и нормативные акты открывают в экономике путь для инноваций, но избыточные административные барьеры могут стать серьезными препятствиями для эффективного развития любой отрасли.

Вакцины против эпидемических заболеваний можно рассматривать как стратегические лекарства, а достижения в области создания и производства новых вакцин позволяют прогнозировать к 2025 году расширение перечня управляемых инфекций до 27 в развитых и до 37 — в развивающихся странах. Это обусловливает необходимость совершенствования имеющегося Национального календаря профилактических прививок (НКПП). Основными направлениями развития Календаря медики называют увеличение перечня заболеваний, требующих вакцинопрофилактики, и снижение инъекционной нагрузки на детей первых лет жизни. Учитывая опыт других стран, в ближайшее десятилетие можно ожидать значительного увеличения списка заболеваний, контролируемых вакцинами Календаря.

Специалисты фармацевтических компаний отмечают скорость, с которой в последние годы развивается отрасль, и возникающую проблему с кадрами. В России ее можно решить путем введения целевой подготовки кадров по наиболее критичным специализациям (например, технологи, знающие стандарты GMP, биотехнологи).

Кроме того, включение современных комбинированных вакцин даст возможность добавить в НКПП вакцины и против других управляемых инфекций, которые сейчас в Календаре отсутствуют. Наиболее приоритетными вакцинами для разработки являются менингококковые. В России никогда не делали в плановом порядке прививки против данной инфекции. В США используют 4-валентную конъюгированную вакцину уже более 15 лет для подростков, а сейчас эту вакцину можно использовать с 9 месяцев для групп риска и желающих привиться.

Эксперты также рекомендуют усиливать мощности уже имеющихся отечественных производителей и оснащать новейшим оборудованием научно-исследовательские базы и лаборатории, ввести специализацию новых и модернизируемых производств и разработать отдельную здоровьесберегающую технологическую платформу, включающую производство вакцин.

Отдельным направлением развития этой важнейшей отрасли может стать создание Национального института, находящийся в постоянном контакте с Всемирной организацией здравоохранения, для своевременного получения информации для разработки необходимых вакцин.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

ВАКЦИНЫ НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ

В поликлиниках города Ставрополя и Минеральных Вод будто работает автоответчик – вакцины от полиомиелита нет. Причем не меняется этот ответ уже нескольких месяцев. А между тем, маленькой кисловодчанке Насте уже 5 месяцев. По Национальному календарю профилактических прививок малышка должна была пройти вторую вакцинацию. Но, как уверил ее маму участковый педиатр, препарат в поликлинике отсутствует больше года и когда появится, одному Богу известно.

Или региональному министерству здравоохранения. В Ставропольском крае пока он за него. Всеведущий, но не Всемогущий. Отчасти поэтому Ставрополье и испытывает серьезный дефицит с поставками вакцины, когда полки в медицинских учреждениях пустуют, а дети ходят непривитыми от опасного вирусного заболевания.

С полиомиелитом же шутки плохи. Его еще называют детский спинной паралич, поскольку болезнь поражает спинной мозг и приводит к параличу конечностей. Как происходит заражение? Коварность данного полиовируса кроется в особенной устойчивости штаммов к внешним воздействиям. Вирус передается через общение с больным, предметы быта и пищу.

В основном «хватают» его крохи до пятилетнего возраста. И симптомы заболевания на начальной стадии схожи с простой простудой: недомогание, головная боль, вялость и расстройство ЖКТ. Через 10-30 суток бактерии проникают в спинной мозг, и у больного начинают атрофироваться мышцы. По статистике, в одном из 200 случаев инфицирования развивается необратимый паралич (обычно нижних конечностей). 5-10 процентов из числа парализованных умирают из-за паралича дыхательных мышц. Летальность среди заболевших паралитическим полиомиелитом подростков и взрослых составляет до 30 процентов.

Страшно? С одной стороны, 1:200 не такой уж и большой показатель. Но он становится громадным, если представить, что этот один окажется твоим ребенком, который по каким-то причинам не был привит от вируса. Или другая ситуация: обычная школа (примерно на 1000 учащихся), в которой ни один ученик не встречался с полиовирусом. В каждой такой школе – 5 парализованных в результате полиомиелита учеников! Добавьте к этому, что у одного из этих пяти развивается паралич дыхательных мышц, когда дышать за малыша будут искусственные легкие, и вполне вероятно, что к аппарату ребенок будет прикован всю свою жизнь.

– Вечно ты утрируешь. А потом из-за таких вот мнительных мамаш, начитавшихся страшилок в интернете, начинается ничем не мотивированная паника, – на полуслове обрывает меня знакомый педиатр. С Натальей мы дружим давно. Поэтому и в выражениях она не церемонится:

– Что за каша у вас в голове? Одних мам на ту же прививку АКДС, БЦЖ арканом не затащишь, другие в лютый мороз под дверями кабинета с 8 утра стоят с требованием сделать вакцину от полиомиелита. Но нет ее пока в крае. И полиомиелита нет. В 2002 году Россия получила сертификат ВОЗ, подтверждающий статус страны, свободной от полиомиелита. К тому же, у нас большая часть детей привита. Вот и в Управлении Роспотребнадзора по Ставропольскому краю есть данные, что по итогам 2016 года показатель охвата вакцинацией и ревакцинацией детей составил 96,4 процента. Это высокий уровень защищенности. Риски нулевые. К тому же по современным стандартам, прививку можно отсрочить на несколько месяцев, в то время как вакцинироваться раньше установленного срока нельзя, – поясняет доктор.

Но можно не значит нужно. «Можно» это все равно, что дать гипотетическую возможность болезни вернуть свои позиции. Прививки – неотъемлемая часть нашей цивилизации, вобравшая опыт и знания наших предков, их трагические случаи и опасные эксперименты с риском для собственной жизни во имя прогресса и развития человечества. И все для чего? Чтобы сейчас, сидя в соломенных домиках, мы снова залихватски горлопанили, что нам не страшен серый волк? Но не страшен сегодня. А если завтра мы прекратим прививаться, не получим ли через пару-тройку лет поголовные эпидемии?

Или раньше. Мир-то не стоит на месте. Ежедневно в Россию приезжают тысячи иностранных граждан. Причем пересекают границу люди как легально, так и через иные каналы, где никто не проверяет их миграционные карты, наличие или отсутствие всех необходимых прививок. Впрочем, что на других пенять, если в самом крае есть те неучтенные с 2016 года три процента непривитых детей, чьи родители ведут кочевой образ жизни или не делают прививки по религиозным или моральным убеждениям. Добавьте к ним армию новых новорожденных и подрастающих крох, кто застрял в листе ожидания на неопределенное время, и вы все так же уверены, что буря поднята в стакане воды напрасно? Что начихать на «детского доктора мира» Леонида Рошаля с его обращением к родителям, в котором он призывает последних не отказываться от вакцинации против полиомиелита. «Прошу вас, не делайте глупости. Прививаться нужно обязательно, и чем скорее, тем лучше. Если ребенок заболел полиомиелитом, то лекарства уже не помогут. Не сделайте детей несчастными инвалидами на всю оставшуюся жизнь», – говорится в обращении Рошаля

И вот родители его услышали. И даже пришли в поликлиники. Но толку-то от этой возросшей родительской сознательности, когда последняя эффективно работает лишь в связке «доктор – лекарство – пациент», а ключевое ее звено в виде лекарства как раз и выпало из этой цепочки. Выпало два года назад, когда в 2017 году по всей стране прокатилась волна тревожных сообщений, что в регионах нет вакцины от полиомиелита. Скандал разразился на всю Россию, так что с разъяснением ситуации пришлось выступать даже чиновникам из минздрава РФ.

Читать еще:  Диета при варикозе вен на ногах

Куда делась вакцина

Как оказалось, дефицит был создан искусственно и коснулся всего мира. Причиной тому стала директива ВОЗ о переходе на инактивированную вакцину с 2016 года.

Наука знает три серотипа возбудителей полиомиелита. До сих пор известны случаи заражения первым и третьим типами болезни. А вот случай полиомиелита, вызванного естественно циркулирующим диким полиовирусом типа 2, наблюдался уже давно – в Индии в 1999 году. Поэтому в 2015 году была зафиксирована глобальная ликвидация дикого полиовируса типа 2. В связи с чем изменился и подход к вакцинации.

В мире производятся вакцины на основе ослабленных типов возбудителей полиомиелита, их еще называют живыми вакцинами. Они изготавливаются в виде капель, употребляемых внутрь, и называются оральной полиовакциой (ОПВ). Как раз от нее и решила избавиться ВОЗ, следуя логике: раз нет в природе возбудителя второго типа, то и не надо испытывать судьбу и поддерживать его существование искусственно.

С этим согласились другие страны, увеличив в свою очередь закупки «мертвой», где вирус уже был убит – инактивированной вакцины, которую делают в ногу или предплечье. Они бывают моновалетные (только от полиомиелита) и поликомпонентные (от нескольких заболеваний, включая полиомиелит). Дешевле, конечно, моновалентные препараты. При том, что их производителей в мире можно сосчитать на пальцах одной руки. И надо ли говорить, что исход был предрешен – волна заказов буквально накрыла зарубежных поставщиков с головой, к чему те явно были не готовы. Как результат – объемы моновакцины, поступившей в нашу страну, снизились в 13,6 раза с 2,3 миллиона доз до 169 тысяч.

Собственно, вот и вся проблема. «Которую мы незамедлительно решаем», – уверяла в 2017 году Вероника Скворцова, рассказывая о принятых государством шагах.

Существует три вида вакцин от полиомиелита – живая (производится в России, в том числе на экспорт), моновалентная (только от полиомиелита) и поликомпонентная (от нескольких заболеваний, включая полиомиелит). Летом 2017 года для выполнения оказавшихся из-за дефицита ИПВ под угрозой срыва планов вакцинации правительство было вынуждено выделить из Резервного фонда почти 1,2 миллиарда рублей на закупку дорогостоящей многокомпонентной вакцины с ИПВ-компонентом. Препарат использовали для вакцинации детей первого года жизни. Но в конце концов пропал и он.

Но зато пошли разговоры, что в рамках импортозамещения к 2018 году будет завершена регистрация российской инактивированной вакцины. Федеральный научный центр исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова уже подал в минздрав заявку на проведение клинических исследований первой российской ИПВ. Более того, по словам ученых, у будущей отечественной ИПВ наметился значительный экспортный потенциал. Еще не успев выпустить инъекцию, предприятие уже получило официальное предложение ЮНИСЕФ о поставках препарата для нужд международной программы по борьбе с полиомиелитом, и в планах также создание комбинированной вакцины с ИПВ-компонентом.

«В общем, как только, так сразу» – обнадеживали обеспокоенных родителей чиновники. И все бы ничего, да вот «только» и «сразу» не наступили и в 2019 году. Год прошел, а воз все там же и с теми же объяснениями. С единственной только разницей, что теперь о том, что мы не одни во Вселенной, семьям рассказывает уже региональное министерство здравоохранения.

Ждите или платите

Причем разговоры эти ведутся на фоне поступившего в адрес губернатора СК письма от председателя Временной комиссии Совета Федерации по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного и муниципального контроля в РФ Андрея Кутепова. Если не вдаваться в подробности, там он просит Владимира Владимирова оказать содействие в решении ряда проблем в области регионального здравоохранения, на которые жалуются ставропольские семьи.

Поразительно, но факт. Пока посетившая Ставрополье министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова высоко оценивает состояние здравоохранения в регионе, сами жители края забрасывают Совет Федерации письмами, где жалуются на нехватку педиатров и профильных специалистов в городских и сельских поликлиниках; сложность и затянутость бюрократических процедур для подтверждения статуса инвалидности; проблемы с выдачей бесплатных лекарств детям до 6 лет; общую нехватку лекарственных препаратов в конце года.

И в частности, один из 10 пунктов этих жалоб касается той самой бесплатной вакцинации от полиомиелита, гарантированной маленьким гражданам РФ полисом ОМС. Но это на бумаге. На деле же родители стоят перед, в общем-то, небольшим выбором: либо ждать неизвестно сколько, пока вакцина поступит в больничные учреждения края, подвергая тем самым кроху риску, либо покупать зарубежный аналог и делать прививку в коммерческих медицинских центрах. Тем более что с зарубежной многокомпонентной вакциной в крае проблем нет. И все бы ничего, но стоит препарат вместе с консультацией педиатра от 2400 рублей! Нужно же, напомним, как минимум две инъекции. В идеале – три. Итого 7 тысяч рублей. Каждая ли семья может позволить себе такую сумму?

В то время как родительская брешь в бюджете может перерасти в другую проблему, о которой предупреждает само министерство здравоохранения СК, любезно напоминая, что «в соответствии с ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», отсутствие профилактических прививок влечет временный отказ в приеме граждан в образовательные организации в случае возникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновения эпидемий».

Словом, все та же русская рулетка. Либо дождик, либо снег либо будет, либо нет. Но вот что делать с подобным «пророчеством» садикам и школам? Принимать детишек и надеяться, что авось пронесет, или не принимать, опять-таки рискуя напороться на ворох родительских жалоб?

– В этом году мой ребенок идет в садик. Когда принесли в дошкольное учреждение направление и медицинскую карту, в ней не было отметки о прививках от полиомиелита. Не то чтобы противники прививок, просто сын постоянно болел и не успели сделать. А когда надумали, вакцины уже не было. Скажу сразу, нам не отказали от приема в садик, но потребовали расписку, что мы не будем иметь претензий, если в группу придет привитый живой вакциной ребенок. То есть тот, кто на последующих этапах принял капельки. Мы не стали рисковать и пошли на платную вакцинацию, – делится своей историей на форуме многодетных мам ставропольчанка Екатерина.

Пока другие семьи замерли в нерешительности, когда с одной стороны время вроде бы есть и можно подождать. А с другой: сколько еще ждать?

До августа, уверяют в региональном минздраве. Как следует из официального комментария ведомства: «По информации департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий министерства здравоохранения Российской Федерации, поставка инактивированной полиомиелитной вакцины в субъекты Российской Федерации ожидается в августе текущего года. Как только ИПВ поступит в Ставропольский край, в течение трех дней она будет передана медицинским организациям, подведомственным минздраву, для иммунизации детей».

Получается, хэппи энд не за горами? Вот только хеппи энд ли? Ведь настораживает в сложившейся ситуации, что мы снова обходимся полумерами, когда маскируем трещины, вместо того чтобы остановить разрушительный процесс. Право, я перерыла весь Интернет в поисках информации о том, выпущена ли та самая обещанная отечественная вакцина, но так и не нашла вразумительного ответа. Поэтому остается предположить, что мы по-прежнему сидим на иностранной игле. Причем ждем самый бюджетный вариант, играя в кошки-мышки со временем.

Хотя есть альтернатива. Но дорогая. На которую у бюджета денег нет. Ни у краевого, ни у федерального. На салюты есть. На плитку есть. Даже на помощь Сирии и Украине в государственных сусеках что-то да найдется. А вот на маленьких граждан своей страны – нет. И это, когда нас всегда учили, что все самое лучшее детям? Что можно сэкономить на хлебе и зрелищах, на чем угодно, но только не на здоровье? Парадокс? Жизненные реалии. Когда между словом и делом лежит целая пропасть, внутри которой подрастают маленькие граждане нашей страны.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector